Вячеслав Малафеев: "Теперь готов к конкуренции с Лодыгиным"

– После матча с ЦСКА в рамках Объединенного суперкубка интернет запестрел заголовками «Малафеев вернулся». Что скажете по этому поводу?

– А я никуда и не уходил. Все время оставался в команде. В какой–то момент в случае форс–мажора на меня можно было рассчитывать. Но до поры до времени, рисковать не имело смысла.

Во время зимнего отпуска старался поддерживать себя, занимался. Учитывая специфику травмы, мне теперь просто нельзя не тренироваться. Даже на выходных. Вдаваться в мелкие детали не стану – если я хочу играть в футбол, то должен заниматься почти без пауз и постоянно выполнять определенные упражнения.

– Последний официальный матч вы провели в мае прошлого года. Пауза вызвана вашим повреждением?

– Все началось намного раньше. Травма и все случившееся после – следствие того, что на определенном этапе у меня не было возможности взять паузу и лечиться. Играл на обезболивающих. Неудивительно, что в какой–то момент организм просто не выдержал.

Тяжелее всего пришлось после матча с «Ливерпулем» в феврале. Наверное, правильнее было бы не ставить меня на ту встречу. Но я сам принял это решение. Сделали укол – я очень рисковал. Тогда результат был важнее здоровья.

– Но ведь летом во время подготовки к сезону–2013/14 вы ездили с командой на сбор в Киев…

– Там почти не тренировался или занимался индивидуально. Но боль в ноге не проходила. В какой–то момент болезненные ощущения утихали, но стоило дать больше нагрузок, как все начиналось заново.

В России мне не смогли ни диагноз толком поставить, ни, тем более, порекомендовать определенный курс реабилитации. Оставалось только ехать в Германию. Хотя бы для того, чтобы выяснить причину и понять, что делать дальше.

СОБИРАЛСЯ ЗАКАНЧИВАТЬ КАРЬЕРУ

– В тот момент вам хотелось сделать все возможное, чтобы продолжить карьеру? Или стали появляться мысли о том, что пора заканчивать?

– Когда долгое время не удавалось вылечиться, когда терял форму, скажу честно – стало пропадать желание выходить на поле. Тем более, никаких проблем во вратарской линии «Зенита» с приходом Юры Лодыгина не стало. СМИ на тот период списали меня со счетов, почему–то целая волна критики поднялась… Мне этого не понять. Но в какой–то момент просто абстрагировался от всего этого.

– В Лодыгине вы с первых дней в «Зените» увидели надежного вратаря?

– Да. Сразу же и без всяких сомнений.

– До вас доходили слухи, мол, «Малафеев испугался конкуренции с Лодыгиным», «Лодыгин заиграл – Малафеев специально ушел в тень»?

– Да. Но комментировать такие вещи нет смысла. Для меня травма – что–то новое. Почти всегда они меня обходили стороной – только раз в жизни ломал руку. И вот когда выбыл в первый раз, все почему–то решили, что я закончился как футболист. После «Малафеев уже не тот», «Малафеев может закончить карьеру» сам в какой–то момент подумал, а может, действительно пора?

– Психологические трудности были связаны с тем, что никак не можете вылечиться и продолжить карьеру?

– Поначалу – да. Потом стала пропадать мотивация.

– Почему?

– Не знаю. Но когда человек теряет стимул – это и есть проблема.

– Именно тогда стали подумывать о завершении карьеры?

– Много чего передумал. Когда–нибудь напишу об этом в своей книге. И о том, как все это выглядело с моей точки зрения.

– Кто помог пережить непростые времена?

Самые–самые близкие люди, те, кто способен поддержать, направить. В первую очередь – жена Катя. Это единственный человек, кому удалось помочь мне в той ситуации.

СКАЗАЛ СПАЛЛЕТТИ, ЧТО ИГРАТЬ НЕ ГОТОВ

– Как все это время складывались ваши отношения с клубом и главным тренером Лучано Спаллетти?

– Об этом тоже стоит отдельно написать в книге. Пока же могу сказать, что история была запутанной, с кучей обстоятельств, которые менялись по ходу дела, но проблемы по большому счету не было. Со Спаллетти, по крайней мере, точно.

– Спаллетти осенью прошлого года обмолвился как–то, что он предложил вам сыграть в Тюмени и Томи, когда у Лодыгина родилась дочка, но вы ответили, что не готовы.

– Тренер подошел и сказал: «У Юры определенные обстоятельства. Ты можешь играть»? Но к тому моменту я тренировался в полную силу буквально неделю после пятимесячной паузы. В свое время, когда у меня родился ребенок, я тоже вышел на поле через пару дней. О трагедии, которая произошла в свое время, уже и не говорю. А мне ведь еще и свадьбу пришлось перенести с Катей из–за того, что матч с «Анжи» в 2012 году поставили вместо запланированного 9 декабря на 10–е. Поэтому ответил: сейчас я не готов.

А если бы вышел и обделался, кому от этого было бы лучше? Мало того, что результат мог оказаться никаким, так еще и сам себя потопил бы. Во всяком случае, уверенности это точно не придало бы.

Может быть, тренер дал таким образом понять, что у меня есть возможность играть. Но еще за пару недель до этого я вообще не знал, что со мной, а тут надо выходить на поле? В общем, сказал Спаллетти все как есть: «Играть не готов. Что я могу показать в такой форме?»

– Вы уже дважды упомянули о будущей книге. Действительно планируете ее издать? И если да, то когда?

– Недавно посмотрел, сколько играю за «Зенит». 14 лет и 7 месяцев. Вот когда «стукнет» 16, тогда и будет повод, чтобы написать мемуары (16 – игровой номер Вячеслава Малафеева – Прим. «СЭ»).

– Вы планируете играть в это время?

– Судя по моему контракту – да.

– А разве это против вашего желания?

– Человека невозможно заставить делать то, что ему не нравится. Нужна определенная цель. Сейчас она у меня есть – хочу побить рекорд Анатолия Давыдова по количеству матчей за «Зенит». Для этого осталось провести 21 официальную встречу.

Я искал новую мотивацию. А финансовый вопрос в этом смысле вообще не рассматривался. Дело не в том, что зажрался или что–то в этом роде. Играть в футбол ради денег – такого со мной никогда не было. А сейчас и необходимости в этом нет. Что если не футбол? И тут мне есть чем заняться – причем этот род деятельности мне нравится. Это и для семьи хорошо, и людям есть возможность помогать.

С «БОРУССИЕЙ» СТОЯТЬ БУДЕТ ЮРА

– Давайте вернемся к футболу. Когда именно вы поставили себе новую цель?

– Примерно в ноябре прошлого года. После того как долго восстанавливался, потом снова стал тренироваться вместе с командой, понял – почему бы не попробовать играть дальше. Тем более, беспокоить что–либо уже перестало, нашлась новая мотивация. Речь не о том, чтобы опять стать основным вратарем «Зенита» или вернуться в сборную. Стать рекордсменом по количеству игр за клуб сейчас для меня с точки зрения цели важнее. Войти таким образом в историю родной команды – почему нет?

– А как же конкуренция с Лодыгиным?

– Это уже неотъемлемая часть моей жизни. К чему приведет нынешняя ситуация, что и как будет – не знаю. У нас есть главный тренер. Есть игры, обстоятельства, которые могут меняться. Так что – посмотрим.

– Если играть постоянно, то 20 матчей – это чуть больше, чем полсезона. Но при другом раскладе – это год, два, а то и больше…

– Мой контракт с «Зенитом» рассчитан еще на 2,5 года. Значит, время у меня есть.

– Если вы достигнете своей цели раньше – снова потеряете мотивацию?

– Я постараюсь найти новую. Именно этим занимаюсь всю жизнь. Ставлю цель – достигаю, ставлю другую. Возможно, клуб сможет мне помочь в этом.

– Какие отношения у вас с Лодыгиным?

– У нас очень дружный вратарский коллектив. Да, мы конкуренты. Но с точки зрения перспектив Лодыгина и Бабурина – я сам горой за них обоих. Очень хочу, чтобы они достигли хороших результатов, принесли пользу команде. Других мыслей на этот счет нет.

Не забывайте: я, помимо всего, болельщик «Зенита». Эта команда, за которую я буду переживать всю жизнь.

– Как отнесетесь к тому, если вас будут выпускать, чтобы дать передохнуть Лодыгину?

– Вообще не хочу думать, что меня устраивает, а что нет. Тренируюсь на все сто процентов, чтобы быть в форме и играть. Конкуренция среди голкиперов – вещь намного более сложная, чем у полевых игроков. Самое главное для меня в этих обстоятельствах – наше общее вратарское дело.

– Вам хочется поехать на чемпионат мира?

– Цель достаточно сложная, но в то же время – простая. Если играть за «Зенит», то Фабио Капелло, скорее всего, обратит на меня внимание. Ну а к чему это может привести, зависит от дальнейшего личного общения.

– А как насчет Лиги чемпионов и матчей с «Боруссией»?

– Если не случится никакого форс–мажора, то, думаю, на поле выйдет Юра. Я давно в футболе и прекрасно осознаю, что он этого заслуживает. Мне же нужно ждать своего часа.

– Вы упомянули, что деньги для вас сейчас не на первом месте…

– Да, я поставил себе цель и хочу ее добиться. Сейчас создаю инвестиционную компанию по оказанию услуг в сфере недвижимости. Все мои сотрудники в первую очередь работают на меня. Мы уже добились хороших результатов.

– Часто бывает, что лично общаетесь с клиентами?

– Порой приходят недоверчивые люди, которые хотят встретиться, что–то узнать, понять. Ситуации ведь сложные бывают. Тогда садимся и обсуждаем, как найти правильное решение. Но все это – еще одно доказательство пословице: все, что не делается – к лучшему. Пока был травмирован, создал достаточно серьезную фирму, бизнес–проект, заточенный под меня.

Сергей ЦИММЕРМАН

http://football.sport–express.ru/osk/reviews/40685/