Виталий Мутко рассказал о том, на что он собирается потратить 1,7 триллиона рублей

Сегодня, 12 марта, министр спорта Виталий Мутко держал речь перед членами комитета Совета Федерации по социальной политике, анонсируя государственную программу «Развитие физической культуры и спорта». В четверг ее будут рассматривать в правительстве. Общая цена вопроса — один триллион семьсот миллиардов рублей с 2013 по 2020 годы. Оглашать только сухие цифры и факты Виталию Мутко было скучно, поэтому он расцвечивал свою речь историями из жизни спортивного министра.

Сегодня два часа выдерживал поток красноречия от Виталия Леонтьевича. Ушел после того, как замироточил диктофон. А он все продолжал… (с) Е.Слюсаренко

«В Питере — южане, что с них взять»
«Нам надо создать систему воспроизводства членов сборных команд страны. В Сочи поедет 220 спортсменов. А у нас до сих пор одни и те же лица долгие годы. Возьмем конькобежный спорт. Скобрев, Лобышева, Шихова — и так 10 последних лет. Хоть чемпионаты России не проводи. Значит, система внизу, система детского спорта, все эти годы никого не воспитала. Нет ее, этой системы. Вот в Питере была великая конькобежная школа, присутствующая здесь олимпийская чемпионка Светлана Журова оттуда. Только недавно мы нашли деньги, чтобы они заново сделали себе каток с искусственной дорожкой. И то – питерцы решили строить его не крытым, а открытым. В Питере — открытый каток, нормально, да? Южане, что с них взять».

«Слава богу, Путину не я буду докладывать»
«Раскрою небольшой секрет, завтра у президента страны будут обсуждаться вопросы школьного спорта. Причем, слава Богу, не я буду докладывать, как обычно, а министр образования. Так правильнее. Вот он и будет рассказывать о своих 53 тысячах школ — как мы там будем заниматься оздоровлением детей? Это первый шаг к спорту. И делать его нужно максимально осторожно. Вот бились мы все последние годы за третий урок физкультуры. Ввели его наконец–то. И что выяснилось? Инфраструктуры–то нет. Школам два урока–то проводить негде, не только третий. Или еще одно предложение: вернуть нормы ГТО. Я — против. Их вводили в той стране, где была выстроена система, страна готовилась к войне. А у нас сейчас каждый второй ребенок освобожден от физкультуры по состоянию здоровья. У меня тут был в гостях министр спорта Ирана — такие вещи про детские спорт у себя в стране рассказывал, что я ему чуть работу здесь не предложил».

«Чисто математически чемпионами мира по футболу станем через 50 лет»
«Мы — единственная страна в мире, имеющая государственную программу развития футбола. Ежегодно тратим один миллиард двести миллионов рублей. Есть программа развития полей с искусственным газоном — по ней строится 30–35 полей ежегодно. Надо, чтобы каждая из 1500 футбольных школ в стране имела такое поле. Меня президент спрашивает: когда будете выигрывать в футбол? В год мы строим 30 полей. Вот и считайте: чисто математически чемпионами мира станем через 50 лет».

«С Пищальниковой есть медицинский факт употребления допинга»
«По антидопингу мы сделали все, что возможно. WADA признала нашу страну соответствующей всем критериям. Принят закон об административной ответственности. Что еще можно сделать? Да ничего. Это будет вечной проблемой. Полностью побороть допинг нельзя, но ввести его в рамки можно. Можно сделать так, чтобы спортсмены и болельщики понимали: употреблять допинг — плохо. Плохо обманывать весь спортивный мир. А еще четыре–пять лет назад любая положительная допинг–проба сопровождалась истерикой: наших бьют, а чиновники их не защищают. Это потихоньку сходит. Но рецидивы остаются. Вот идет разбирательство с Дашей Пищальниковй, которую на Олимпиаде в Лондоне во второй раз поймали. И судя по всему, отстоять ее не удастся. Там есть медицинский факт употребления запрещенного препарата. Ничего не сделаешь».

«Кто не строит стадионы – тот строит тюрьмы»
«Сегодня я вам представляю программу развития физкультуры и спорта на ближайшие годы. Не я сказал: кто не строит стадионы — тот строит тюрьмы. Вот пример: подмосковный Дмитров, где преступность упала на 40 процентов после того, как там было построено несколько спортивных объектов. Но нужно не только строить, но и пропагандировать спорт. Прямо скажу, сейчас у нас на это заложено 30 миллионов рублей в год — смешные деньги. У Минздрава на цели пропаганды здорового образа жизни выделяется десятки миллионов рублей. Да, чтобы развивать нашу отрасль, нам нужны деньги, много денег. Слишком сильно мы просели в 90–е. А Минфин не всегда хочет нам их давать (смеется). После этого меня начинают все ругать. Я, кстати, к этому уже спокойно отношусь. Любого министра спорта в России будут ругать. Уверен, через сто лет тоже».

«Меня спрашивают, почему мы так эффективно строим»
«С 2008 года мы уже построили 19 тысяч спортивных сооружений. Но это все цифры, которые никому ничего не говорят. Поэтому такой факт: по такому показателю, как количество бассейнов и спортивных залов мы вышли на исторический максимум. Такого их количества не было даже во времена СССР. И эта работа будет усиливаться. Во всех субъектах РФ мы что–то строим. На маленькие деньги — всего–то 5 миллиардов рублей. Плюс деньги из отдельных программ. Меня все спрашивают: почему вы так эффективно строите?».

«Нам только золото подавай, остального не существует»
«У нас такая психология с советских времен осталась: нам только золото подавай. Серебро и бронзу не признаем, четвертого места вообще не существует. Ну, хорошо, будем исходить из этого. Целью той программы, о которой я вам сейчас рассказываю, является возвращение России на лидирующие позиции. По программе это – места в первой общекомандной тройке на всех предстоящих Олимпиадах: Сочи–2014, Рио–2016 и Пхенчхан–2018. И это при том, что постоянно появляются новые виды спорта и дисциплины. Слоуп–стайл, хаф–пайп (старательно выговаривает)… Это экстремальные виды спорта, я уже изучил их правила и как их правильно произносить за эти пару лет».

«Я лично несу ответственность и за биатлон, как к нему не относись»
«Когда я пришел в Министерство в 2008 году, у нас была странная система, я ее долго не понимал. Закончилась Олимпиада, какая–то из федераций, предположим, провалилась. Они собрались там у себя где–то, себе же отчитались, признали работу удовлетворительной – и остались на своих местах. Все виноваты, и никто не виноват. Сейчас мы стараемся от этого отойти. Я лично отвечаю за государственную политику в управлении спорта. И если нет результата, значит, это политика плохая, а я работаю не так. Я несу ответственность, понимаете? И сижу в одной лодке со всеми спортсменами и тренерами. С тем же биатлоном, как к нему не относись. С федерациями идет совместная работа, вплоть до согласования кандидатуры главного тренера. Это все подтверждено на законодательном уровне. Считаю, что мы выстроили почти идеальную систему управления спортом».

Московские Новости